РЕКЛАМА 
источник полезное... эротика секс без регистрации . Прямо у нас
Главная
Василий Мангазейский Первомученик Сибири

Василий Мангазейский Первомученик Сибири

 

Василий Мангазейский

 

«Златокипящая Мангазея»... Ни один из старейших русских городов Сибири не имел такой бурной, яркой и злосчастной судьбы. Вся эта судьба – от фантастически пышного расцвета до нежданного краха – уложилась в одну человеческую жизнь, обидно короткую: всего сорок с небольшим лет.

В 1600 году царь Борис Федорович Годунов направил к реке Таз на завоевание мангазейской земли стрелецкое войско. Отряд состоял из ста пятидесяти тобольских казаков. Но воевать им не пришлось. Местное население не оказало сопротивления. Воевода Мирон Шаховской заприметил на берегу Таза, у впадения в него реки Осетровки (Мангазейки)брошенное поселение поморов и решил именно здесь рубить острог.

Место оказалось необыкновенно удачным для торговли пушниной. Всего через семь лет царь Василий Шуйский объявил Мангазею городом. Крепость, посад, три храма с золочёными куполами, гостиный двор, государевы житницы, амбары, амбары...

Написанное о Мангазее составит целую библиотеку: стихи, художественная проза, исследования историков, архитекторов, археологов.

Мы выберем всего один сюжет из великого множества, но попробуем проследить его почти до наших дней.

В 1642 году в Мангазее случился сильный пожар. Вновь отстроить прежний город у мангазейцев уже не было ни сил, ни средств. Почти сразу же после пожара близ местной церкви Святой Троицы вышел сам собой из земли гроб. Пытались его убрать, но ничего не получилось – он не сдвигался с места и не поддавался топору. Тобольский архиепископ Симеон направил в Мангазею для следствия попа Ивана Семёнова. Гроб вскрыли. Там оказались останки 15–16-летнего юноши Василия Федорова. Так состоялось одно из важнейших событий не только в жизни Мангазеи, но всей Сибири – произошло обретение мощей первого сибирского святого Василия Мангазейского.

Первый прославленный на Сибирской земле святой Василий Мангазейский (память: 23 марта, 10 мая, 23 мая (Собор Ростово-Ярославских святых), 6 июня (местночтимый), 10 июня (Собор Сибирских святых) по старому стилю) принял мученическую кончину 23 марта 1602 года и с середины XVII столетия благоговейно почитается за множество чудесных проявлений своей святости – в помощи недужным, скорбящим и бедствующим, прибегающим к его ходатайству перед Богом.

О начале жизненного пути Василия известно немногое. Родился он в городе Ярославле в семье небогатого торговца. Его отца звали Фёдор, был он человеком очень благочестивым и своего сына воспитал в том же духе. Ещё в раннем возрасте отец отдал сына в услужение богатому ярославскому купцу, имя которого не сохранилось. Отправляясь по торговым делам на далекий север, купец взял с собой и Василия. Известно, что в Мангазею они прибыли в начале XVII века в составе второго похода служивых людей. Этой экспедицией руководили князь Василий Мосальский и боярин Савлук Пушкин. По прибытии в Мангазею молодой человек, отличавшийся от других приказчиков расторопностью и честностью, стал работать в одной из торговых лавок купца.

Кротость и смирение украшали отрока, а сердце его было исполнено искренней веры в Бога и нелицемерного благочестия, он не пропускал ни одного богослужения.

Как свидетельствует церковное предание, однажды во время празднования Пасхи, когда Василий молился на заутренней службе, воры разграбили лавку его хозяина. Несмотря на то, что хозяин несколько раз звал Василия, он остался в храме до конца богослужения. Купец, видя, что приказчик не явился к нему по первому зову, заподозрил его в соучастии с ворами, обокравшими его. Скорый на расправу, он обвинил в краже Василия и представил его для разбирательства воеводе Савлуку Пушкину. В съезжей избе молодого человека подвергли пыткам и истязаниям, требуя сознаться в воровстве, но несчастному юноше не в чем было виниться. Чтобы добиться скорого признания, его вздёрнули на дыбу, заломив связанные руки назад и пригнув голову к спине, но мучимый молчал. В ожесточении купец ударил Василия в висок тяжёлой связкой амбарных ключей. Страдалец сразу сник и смолк. Для предотвращения молвы и боясь наказания, тело несчастного положили в наскоро сколоченный гроб и зарыли без христианского погребения близ съезжей избы, где совершалось истязание. Для пущей сохранности поверх места захоронения положили настил из досок, по которому шла дорога в съезжую избу.

Но спустя десятилетия над этим местом стали совершаться знамения. В 1642 году наступило необычно тёплое для северных широт лето. Грандиозный пожар, о котором сказано выше, уничтожил почти весь город. От долгой летней жары и последствий продолжительного пожара вечная мерзлота, на которой стоял город, начала таять, почва пришла в движение. И однажды утром жители Мангазеи увидели необычное зрелище – гроб, переломив вымостку из досок, под которыми он был закопан, вышел на поверхность. Первым обнаружил гроб святого некий Степан Ширяев, и поначалу жители города не знали, кто почивает в явившейся гробнице. Но, для её сохранения от зверей, сразу же был сделан земляной вал и ограждение.

Архивные документы свидетельствуют, что уже в первые годы после явления гробницы все, обращавшиеся к божьему угоднику, получали благодатную помощь и исцеления. Матери молились ему о здоровье своих детей, путники – об избавлении от неминуемой гибели, от потопа. И получали просимое. Охотники обещали ему соболей в случае удачной охоты. Но чаще всего обращались к нему люди, страдавшие различными болезнями. Ожидавшие от святого благодатной помощи, также как и получившие эту помощь, шли по обету к мощам мученика и там служили панихиды, молебствовали и приносили посильные дары. В 1652 году стрелец Тимофей Сеченов устроил над местом погребения блаженного Василия часовню.

В начале 1653 года мангазейскому охотнику Григорию Каротаеву через видение открылось и имя чудотворца. Однако, опасаясь, что ему, как человеку бедному, не поверят, Каротаев сразу не решился рассказать о своём видении. Своё имя праведный Василий открывал и другим благочестивым людям, например, приехавшему из Москвы дворовому человеку Иоанну. И всё это только усиливало веру в покровительство и заступничество мученика над мангазейцами перед Богом.

В августе 1659 года по благословению Тобольского архиепископа Симеона в Мангазею для производства досмотра мощей прибыл диакон Богоявленской церкви города Тобольска Иван Семёнов. Вместе с ним свидетельствование производили мангазейский священник Димитрий, воевода С.В. Ларионов и священник Крестовой церкви воеводы Лука Григорьев. Приготовившись к досмотру недельным постом, в назначенный день они произвели освидетельствование мощей праведного Василия, и с тех пор почитание его как истинного угодника Божия распространилось по всей Сибири. Так по воле Божьей он стал первым местночтимым сибирским святым.

С глубоким почитанием к святому Василию относились жители всего западносибирского Севера. На месте старой Мангазеи в часовне, где до 1670 года почивали мощи святого, во всякое время года можно было видеть звериные шкуры. «Это приношение бродящих вблизи юраков Газовской орды и других инородцев, случайно заходящих в эту глушь, – писал путешественник Н. Костров. – Они свято чтут память Василия и, отправляясь на лов зверей или после удачной охоты, всегда приходят к часовне и оставляют в ней какую-нибудь шкуру. Русские жители ближайшего селения Тазовского считают святотатством взять оттуда что-нибудь. В часовне находятся несколько образов».

 

 

Обретение мощей святого Василия Мангазейского совпало с упадком экономического значения Мангазеи. Охотники-промысловики и купцы всё дальше уходили на восток. Центр освоения северо-восточной Сибири переместился в Туруханск. В первые годы этот городок называли Новой Мангазеей.

В 1670 году строитель Троицкого Туруханского монастыря иеромонах Тихон после бывшего ему видения совершил перенесение мощей святого Василия из заброшенной старой Мангазеи в свою обитель. С тех пор история Туруханского монастыря неразрывно связана с именем Мангазейского чудотворца. Через два года после перенесения мощей святого Василия Мангазею покинули последние жители, и город прекратил своё существование. По историческим документам этот заполярный сибирский город остался известен как «златокипящая Мангазея», как «украсно украшенная» и «благословенная царская вотчина». Знаменитый исследователь Мангазеи профессор М.И. Белов напишет в своей книге: «В народной памяти и легендах Мангазея едва ли уступает сказочному граду Китежу, а по своему влиянию на судьбу освоения Сибири, на географическое её открытие и на развитие арктического мореплавания несравнима ни с одним другим сибирским городом XVII века».

На иконах праведного Василия обычно изображали «лицем млада, мала возрастом», «образом священнолепна, очи имуща светлы, взирающе прелюбезне, власы же главы его русы». На некоторых иконах святого Василия можно видеть Троицкий Туруханский монастырь, над ним на горе – молящийся Василий, в одной рубашке и без обуви. К сожалению, в настоящее время иконы Мангазейского праведника являются большой редкостью. Известны изображения Василия Мангазейского во Владимирском соборе Киева, в храмах Новгорода и Москвы.

В 1703 году митрополит Сибирский и Тобольский Филофей (Лещинский), недавно вступивший на епископскую кафедру, на себе испытал чудесное действие молитв новоявленного страстотерпца и решил перенести мощи Василия Мангазейского из Туруханска в Тобольск. В Петербург было направлено письмо с просьбой о высочайшем на то разрешении, но Петр I наложил на это прошение запрет. Из столицы пришел ответ: «Святых мощей из Туруханского монастыря не переносить».

Но недолго суждено было мощам лежать в покое. Преемник Филофея, митрополит Антоний (Стаховский), распорядился честные останки Василия сокрыть в земле, где они пролежали более шестидесяти лет. Над местом захоронения была возведена часовня. И лишь Божьим милосердием к почитателям памяти святого Василия гроб с его останками через сто сорок лет снова был явлен миру. Новая могила мученика и часовня над ней располагались на холме у обрыва, и в 1788 году земля с обрыва стала осыпаться и перед очами православного люда предстал гроб Мангазейского чудотворца. Игумен Троицкого монастыря Михаил перенес гроб во вновь отстроенную каменную церковь в честь Благовещения Пресвятой Богородицы.

В конце XVIII века снова возникли препятствия к почитанию святого. Преодолеть их смогла лишь сила любви к праведному Василию. Божьим попущением в конце 1802 года Туруханск поразила страшная эпидемия горячки. Причину Божьего гнева туруханцы увидели в том, что мощи святого Василия были заново сокрыты, службы в его честь прекращены, а иконы мученика вынесены из храма. И возроптал народ. Волнение приобрело такой размах, что потребовалось вмешательство томского губернатора. Весть о событиях в Сибири докатилась и до столицы, до Святейшего Синода, и решено было «оставить почитание в прежнем виде».

Мощи святого Василия до начала XX века почивали под спудом в Троицком Туруханском монастыре. К сожалению, железная пята революции прошлась весьма жестоко, невзирая на удаленность от центра, по Туруханскому краю, в первую очередь, разрушив в нём храм и монастырь. Во время революции мощи из монастыря вместе со многими его реликвиями бесследно исчезли, а об их нахождении ходили самые противоречивые слухи.

Местные жители считали, что во время революции раку с мощами привязали к хвосту лошади и, погоняя её, разметали их по дорогам. Другие утверждали, что видели их в милицейском управлении. Было также известие, которое восходило к святителю Луке Войно-Ясенецкому, отбывавшему здесь ссылку в 1920-х годах. Святитель-врач утверждал, что видел раку с мощами, стоявшую на санках эвенка возле храма, но куда они потом делись, ему было неведомо. Однако многие местные жители верили, что по научению Божьему этот самый эвенк спрятал мощи где-то в лесу, и с тех пор о судьбе мощей более ничего неизвестно. Однако во славу Божью в 1997 году останки вновь были обретены в монастыре. При раскопках (восстановлении) в храме нашли часть утвари и порубленную раку, церковное облачение и, наконец, были найдены святые мощи, перемешанные с землей.

В природе в это время стали происходить дивные явления. В небе над Енисеем возникло три радуги с необычайно ярким сиянием; облачное до этого небо стремительно очистилось, и на востоке появилось удивительное, невиданное до сих пор, зарево. Так мощи святого Василия Мангазейского по воле Божьей были обретены вновь, теперь уже в третий раз. С соблюдением всех канонов православной церкви они были поставлены в раке под сенью в главном храме, и к ним начали стекаться паломники.

Церковное предание, исторические хроники и официальные акты хранят память о Мангазейском чудотворце и его заступничестве с начала XVII века и до наших дней. Но самым ярким подтверждением непрекращающейся любви к нему является живая память о нём в народе. Особенно благоговейно почитают его православные Сибири. На месте первой могилы святого Василия в Мангазее, где некогда стояла часовня над возникшим из земли гробом, в прежние времена можно было видеть звериные шкуры, принесённые благодарными охотниками. Коренные народности Енисейского и Обского Севера и сейчас почитают святого Василия Мангазейского как великого угодника Божьего и обращаются к нему с молитвой. Примечательно, что и само название «Мангазея» нашло в недавние времена новое применение. В конце 80-х годов XX века, для проведения геологоразведочных работ в восточной части Ямало-Ненецкого автономного округа, была организована Мангазейская нефтегазоразведочная экспедиция. Её организатором и руководителем стал потомственный сибирский казак А.И. Острягин.

В сентябре 2004 года архиепископ Тобольский и Тюменский Димитрий (Капалин) посетил районный центр Красноселькупского района поселок Красноселькуп (ранее он назывался Тундровой Яр), где им в честь святого Василия Мангазейского был освящён православный храм. На месте древней Мангазеи предполагается построить часовню в честь первого сибирского святого.

В июле 1672 году, когда последнее русское население вслед за мощами святого Василия покинуло когда-то «золотокипящую» со «златогорящими» куполами церквей Мангазею, в бассейне реки Таз практически не осталось постоянных городков, соответственно замедлилась и христианизация коренного населения Надым-Тазовского междуречья. Конечно, путь, проложенный в начале XVII века в северную часть Восточной Сибири, не прекратил совсем своего существования. Енисейский волок, соединяющий Обский Север через реку Таз с Енисейским краем, продолжал существовать ещё долгие годы и даже технически совершенствовался. На реку Пур и её притоки регулярно наведывались сборщики ясака. Но это были краткосрочные посещения торговыми и служивыми людьми, постоянных городков с церквями и часовнями они не строили. Но все эти долгие годы среди бескрайней тайги и болот, как маленький огонек неугасимой свечи, сохранялась и освещала всё вокруг часовня Василия Мангазейского, построенная на месте обретения мощей святого угодника. Это было хоть маленькое, но представительство православия в далеком необжитом краю, одно на сотни километров вокруг. Охотники-промысловики, коренные жители и просто путешественники, проезжая мимо древней Мангазеи, обязательно посещали часовню святого Василия для того, чтобы обратиться к нему за помощью или просто поклониться и поблагодарить за покровительство. Ненцы, энцы, эвенки, кеты и селькупы в знак благодарности за помощь оставляли в часовне шкурки добытых зверей. Последнее упоминание о существовании часовни первого сибирского святого относится уже к началу XX века. В 1914 году на месте Мангазеи с археологическими раскопками побывал омский краевед И.Н. Шухов. Он составил описание развалин города и попытался произвести раскопки. Но сделать это помешала вечная мерзлота. В своём отчёте, изданном в 1915 году, он опубликовал фотографии часовни и иконы Василия Мангазейского, находящейся внутри.

Первая советская археологическая экспедиция побывала на месте славного города в 1927 году. Наиболее полно остатки Мангазеи были обследованы в 1946 году экспедицией В.Н. Чернецова и В.И. Мошинской. Они произвели рекогносцировочные исследования – составили план памятника, собрали первую коллекцию находок. Затем в 1968-1972 гг. на месте древней Мангазеи проводились большие археологические работы под руководством профессора М.И. Белова, во время которых, в частности, были найдены остатки часовни, где до 1670 года находились мощи святого Василия.